huholya: (Default)

Представьте себе: море, лето. Солнце прилично за полдень, но красноты в нем еще нет, просто тени подросли. Желтые пластинчатые скалы, мелкие волны шебуршатся об берег, качается в глубине морская трава, снуют рыбки, и посреди этого великолепия - ваша драгоценная особа. На камне, посреди бухты. Плоский такой камень, вровень с морем. И вы - на нем, а теплые ласковые волны перекатываются через вас, даря райское наслаждение. Хорошо же, правда? Ну ведь хорошо же?

Так вот - НЕТ! НИ ХРЕНА!

А знаете, почему? Потому что вы, сцуко, сжимаете в руке телефон, и через минуту он должен зазвонить, но этого не сделает, так как четыре минуты назад вы ошиблись кнопкой, и вместо повтора нажали на "отмену", и ласковые волны будут качать вас до тех пор, пока заподозривший неладное мозг не подбросит тело на кровати за пять минут до положенного времени выхода, и вы умчитесь из дома, оставив после себя миниатюрное рождение Вселенной в рамках отдельно взятых 9,5 квадратных метров.

С добрым утром, понедельник.


P.S. Кстати, кто-нибудь еще видел своими глазами в Голубой, почти под берегом, здоровенный якорь на дне?




huholya: (Default)
День прошел впустую
Фотоаппарат не выгулян, средство от моли не куплено.
В чем на работу идти - так и не решила, придется завтра с утра метаться по дому в развевающемся пеньюаре.
Ну и членовредительство еще - нападение консервной банки на беззащитный мизинец
Главное теперь его не сгибать.
huholya: (philosophy)
Нам резерв из Ленинграда
Под началом старшины...

Воинство не для парада!
Ну кому они нужны
И на что они годны
Здесь, на острие войны?

Мешковаты, староваты,
Жизнью тертые ребята,
Молью траченный народ.
И в придачу к автомату
Каждый притащил лопату.
Не лопатку, а лопату -
Хоть сейчас на огород.

Некудышный выйдет взвод.
Видно будет замполиту
С ними дел невпроворот.

Вышло всё наоборот.

Нам резерв из Ленинграда,
Из погибельного места -
Землеройная команда
С Пискаревского разъезда.

К службе т а м уже не годных
Под началом старшины
Их их тыла - к нам на отдых,
На передний край войны.

Не под силу им, где - тихо.
Взвод истерзан тишиной.
Им теперь для передыха -
Хоть какой, но только - бой!

Без промешки, с ходу прямо,
Без накачки-подготовки,
Чтоб плечом к плечу - стеной!
Серафимовские ямы,
Котлованы Пискарёвки
У резерва за спиной.

На передний край войны
Под началом старшины
Прибыла из Ленинграда
Похоронная команда -
Отдохнуть от тишины.

Агитировать не надо
И подталкивать не надо.
Им всё ясно без доклада:
За спиной у них - блокада...

Нам резерв из Ленинграда.
И хоть с виду старики -
Только в бой!
В огонь!
В штыки!

Павел Булушев
huholya: (durdom)
Ну канесна (с)
мало было чистого тротуара - нет, надо было запереться на лед, и таки распластаться морской звездой
на небеса багровеющие загляделась
знамо дело - из положения лежа их куда как сподручней наблюдать
]:->
huholya: (kisa)
Меня снова посетило Откровение.
Оказывается, мидии - это вовсе не горьковатые ластики с неистовым запахом гниющих водорослей, как это представлялось по разным общепитовским пиццам и салатам. Мидии - это нежный деликатес с божественным вкусом, и все те мерзавцы, которые испортили встречавшихся мне раньше мидий, должны быть подвергнуты с особым тщанием ]:->
huholya: (Default)
Три выходных гораздо лучше, чем два, даже если они проведены в компании каких-то неведомых бацилл. Я, кстати, так и не поняла, что это было такое скоротечная оперхотизация (тм)
Полтора часа сижу на работе и все еще не отважилась снять с себя теплые штаны и сменить их на красивую юбку. Интернет пестрит криками: "Мы все умрем", а новости из телевизора замогильным голосом вещали с утра про аномальные температуры. Не, ну действительно - для середины зимы -15 в Нечерноземье это и впрямь  неожиданный сюрприз. И снег еще откуда-то выпал, вот диво. А так-то у нас божья благодать обычно в это время и райские кущи.
По дороге на работу вычислила в троллейбусе место возле единственной функционирующей печки, и сладострастно к ней припала. Но мерзкая тварь осталась холодна к моим ласкам - не иначе, мне досталась печка-гомосек в самом худшем смысле этого слова. Ничем другим объяснить её холодность я не могу. От холода впала в анабиоз и едва не проехала свою остановку - в общем, настоящий понедельник.
А у вас чего хорошего?




huholya: (durdom)
Накормила с утра пластиковыми бутылками свежевозведенный автомат возле метро.Чистой прибыли - 40 копеек. Хотя не в копейках, конечно,  дело - несколько раз натыкалась на гривенники, оставленные до меня в окошке выдачи.
А в обед стояла в магазине в очередь на весы, и созерцала, как хорошо одетая женщина методично вырывала из держалки полиэтиленовые пакеты про запас. Штук десять оторвала, наверное. Ну и чего стоят мои жалкие потуги с бутылками? С другой стороны, конечно, лишние десять бутылок, разбросанных по местности, украшению пейзажа не поспособствуют. А так хоть от них какая польза будет (может быть). Если их после автомата на переработку везут, а не на тот же полигон  (пестует свою паранойю в этом месте).
Кстати, а капроновые колготы сколько разлагаются? Лет пятьсот, небось? :-/
huholya: (Default)
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали

Ну что, православные, никто в прорубь не макнулся?
Я-то, как обычно, обо всем узнаю, когда самое интересное уже в новостях покажут. Так что обойдемся без купания. Тем более что с прошлого года меня завидки берут - в Севастополе-то народ на Крещение прямо в море купается, на Херсонесе. И я себе придумала отменную причину немакания в прорубь - дескать, вот если бы на Херсонесе, тогда дааааа (само собой, никто меня там не ждет посреди зимы-то)
А для бодрости духа вот вам кусочек из случайно найденной "книги детства" - журнала "Искатель" за 1977 год. Аккурат под праздник вынырнул - бывает же такое.

Резкий звук медленно открываемой двери заставил его вздрог­нуть и настороженно вскочить на ноги. Он выхватил из кармана наган и, мгновение поколебавшись, нырнул в печь. Под руками и коленями слабо прохрустела сажа, но было достаточно высоко, чтоб проползти на четвереньках. Пробравшись к дымоходу, просунул туда ноги, повернулся ли­цом к горловине печи и замер.
Ставь свечу сюда, — раздался приглушенный голос.
Федька определил, что свечу устанавливают на полати. Три
тени тонких девичьих фигурок запрыгали в такт колебанию язычка пламени на стене. Это его успокоило.
Начнем, девчонки? — тряхнула головой Зойка.
Ты сначала толком скажи, как надо... А уж потом...

Зойка склонилась к ним. Федька навострил уши так, что само­му показалось, будто они стоят, как у собаки.
У нас девчонки так делали...
Это в Сибири? — прервал ее уточняющий шепот.
Ну да. Где же еще!.. Подымают юбку и задом лезут в печь... Если тронет лохматой рукой — за богатого выйдешь...
Это за зад тронет? — снова уточнила та же девушка.
Ну да! А ты думала... А коль голой рукой коснется знать, за бедного замуж выйдешь.
Страшно, — вздохнула одна, вглядываясь прямо в Федьку расширенными от страха и любопытства зрачками.

Первой быть никто не хотел. Зойка вынула из волос гребешок, спрятала за спину.
В какой руке? — обратилась она к Фросе.
В этой...
— Угадала. Кать, тебе... Катя тяжело вздохнула.
Ты не бойсь, — подбодрила ее Зойка, — мы ж тоже по­лезем.

Катя нетвердыми шагами приблизилась к печи, испуганно по­смотрела внутрь. Быстро перекрестилась и опять заглянула, слов­но пыталась заранее определить, что ее ждет там...
Федька сжался в комок, когда девушка поползла на него.
Подол... Подол подними, — страшным голосом зашептала Зойка. Они с Фросей стояли уже по бокам печи и с жадным любопытством наблюдали за подругой.

Она поспешно закинула подол юбки на спину. Федька при всем желании ничего не увидел. Инстинктивно он протянул вперед руку с кубанкой. Девушка робко надвигалась на него. Коснулась кубанки, замерла, не разобрав, к чему прикоснулась. Он для убедительности повертел кубанкой. Обратно девушка вылетела пулей. Отскочила к стенке. Не от­рывая испуганного взгляда от печи, оправила подол и обесси-ленно опустилась на скамью, чувствуя, что ноги ее не держат.
Ну что? — почти разом спросили подружки.
Катя откинулась к стенке и со счастливой улыбкой ответила:

Лохматый...

Везет тебе! — позавидовала Фрося.
Зойка нетерпеливо подтолкнула ее.

Давай ты...

Федьке пришлось опять подарить «богатого». Но прыткая Фро­ся так радостно боднула ногами, что плеснула в лицо «благоде­теля» сажей. Нестерпимо защекотало в носу. Он вновь уткнулся в кубанку.
Ну что? — раздалось опять.
Тоже богатый! — бойко прихвастнула Фрося.

Счастливые и довольные «богачки» уселись рядом и выжи­дающе смотрели на подругу, не определившую свою судьбу. Та тяжело вздохнула, словно предчувствуя неладное.
Видать, мне бедный достанется...

«Богачки» ответили торжественным молчанием. Они и не же­лали, чтоб попова батрачка уравнялась с ними.

Стоя возле подруг, Зойка бесстыдно подняла подол нижней юбки. Слабый свет свечи заиграл на ее белых ногах.

В носу назойливо щекотали пылинки сажи: оторвешь от носа кубанку и выдашь себя. А девушка уже совсем близко надвину­лась на него. В отчаянии он вытянул вперед правую руку. Рука коснулась голого, и тут — силен дьявол соблазна! — Федька забыл обо всем, сжал пальцы. И будто огнем его опали­ло, аж дыханье зашлось.

Девушка беспомощно замерла.

Г-г-голый, — заикаясь, передала она подругам.
Те сочувственно вздохнули.

Робким движением девушка попыталась освободиться. Федька же безнадежно крутил носом в кубанке и, забывшись, не разжи­мал пальцев.
Ты чего так долго? Вылазь, — зашептала в печь Катя.
О-о-он... не пущает, отозвалась Зойка заплетающимся языком, чувствуя, что силы вот-вот оставят ее.
Чхи! А-а-апчхи! — сначала глухо, а потом звонко донеслось из печи.


Николай ПОНОЧЕВСКИЙ, "Последняя песня"


huholya: (Default)
Не знаю, откуда, но только что в троллейбусе четко пахло растапливаемой печкой: нагретый кирпич, глина, известка и сажа... Эх...
huholya: (kisa)
Дожила до светлых дней - пошла на обед в Перекресток, и купила себе доширак в пакетике. А так же банку маринованных огурцов и коробку лимонных долек. Давно изжоги не было, ага.
huholya: (Default)
я тоже вставлю свои три копейки, и спрошу без обиняков: где у нас носится штурман Пупкин?
huholya: (zamzam)
Вчера (уже после приключений с зубами) я вдруг совершенно случайно выяснила, что моя дева ведет твиттер.
Но не глубина падения ранила мою нежную душу, а то, что это малолетнее (хотя какое уже, к лешакам, малолетнее) чудовище ведет его на английском языке.
Пожалуй, оплата курсов - это самое выгодное мое вложение за последние лет пятнадцать...
(гордиццо собой)
huholya: (Default)
"Первая заповедь сапера: видишь антенну - взрывай ее, видишь кабель - режь его, видишь связиста - поймай его, узнай у него, где антенны и кабели, убей его, а потом взрывай и режь антенны и кабели." (с) Сапер
huholya: (Default)
в юзлес-факе холиварчик на тему "снимать ли дома уличную обувь"

бог с ними, обитателями лессовых грунтов и вечной московской дрянью под ногами, сжирающей за зиму пару новых сапог подчистую
меня удивляют не сами крики "фу! сальные хозяйские тапки!" - я сама тоже никогда не надену чужую обувь, и свою никому не дам
мне интересно другое -  почему никому из кричащих не приходит в голову принести в гости свои собственные тапки/туфли/ботинки/валенки, с привычным набором собственных грибков? это же просто на поверхности лежит, нет?

huholya: (Default)
На слово "Киев" у меня лично только две ассоциации: "филармония" и "Подол"
Ничего не могу с собой поделать.
Все Крещатики, торты, котлеты и прочее - всё потом, отдельно, позади. А сначала филармония и Подол.

Киев не видела ни разу - только в детстве снился ажурный стальной мост через Днепр, на головокружительной высоте и без перил, по которому я еду на поезде. Страшно было так, что ни разу не добралась до другого берега - просыпалась на середине. Откуда он взялся в моей детской голове, тот мост - ведь никаких педивикий в те времена не случалось даже в лихих фантазиях фантастов.
Может, и доберусь когда-нибудь. Но сначала - Одесса.

January 2013

S M T W T F S
   12 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 25 Jul 2017 20:36
Powered by Dreamwidth Studios