huholya: (Default)
Поздний вечер, полупустой вагон метро.
На скамейке возле выхода дремлет мужчина лет пятидесяти. Над ним парит в воздухе воздушный шар - внушительных размеров обезьяна в огромных зеленых трусах и с глупой улыбкой на обоих лицах (одно как положено, второе на затылке)
Длинный хвост. торчащий из трусов вбок, живо напоминает кривой стартер.
Мужчина дремлет, крепко держа обезьяну за рахитичные блестящие лапки, торчащие из труселей. От потока набегающего воздуха обезьянка время от времени наклоняется и надутой рукой гладит мужчину по голове.
Москва, суббота, без пяти минут полночь.
huholya: (ржака)
Как вы все уже знаете, к нам едет ревизор приближается новый год и все сопутствующие оргии, в просторечии именуемые корпоративами.
Для пущего угара праздник хорошо бы сдобрить карнавальными костюмами, и ушлые работники легкой (легонькой такой) китайской промышленности предоставляют нам такую возможность.
Далее на сцену выступает, конечно же, интернет, позволяющий обрести в борьбе счастье свое в виде разнузданного костюма, к примеру, "Сексуальной божьей коровки"


или (чтобы не уклоняться от генеральной корветской линии) "Влюбленной пиратки" (помоги Боже тому, кто такое встретит)



Мы с соседкой по комнате долго тешили себя различными фантастическими видениями собственных аппетитных персей, запакованных должным образом, пока не нашли раздел "Для пышных дам"
Пышные дамы отличались от сексуальных насекомых цветущим видом, и мы было решили, что это как раз самое то для подержанных матерей "под сорок", пытающихся наобмануть природу. Правда, юбки были все так же коротки, а декольте все так же вызывающи, но хотя бы общие объемы позволяли надеяться на успех при попытке облачиться во все это ацетатное великолепие.
Пользуясь отсутствием руководства, мы наперебой выкрикивали названия желаемых образов и упивались предстоящим праздником, но бытиё жестоко, и имеет обыкновение напоминать о себе самым безобразным способом.
Не удовлетворившись горничными и юнгами, я тыкнула в раздел "Вампиры и ведьмы", и голая жостокая правда открылась нашим глазам.
Мы смотрели на костюм милой ведьмы, и слезы текли по нашим ланитам, орошая перси (далее-везде).

- Босоножечки!
- Колготочки!
- Шляпка!
- А физиономия - точь в точь вечер пятницы!
- Божья коровка, говоришь? Сексуальная? Черта с два! Вот он - костюм для таких как мы. "Вернись в реальность" надо было его назвать.
- Какие заботливые люди! Как широко охвачен рынок!
- Берем два?
- о, да! Мы наденем их на праздник, и помчимся на лыжах с Лысой горы! А ветер будет развивать наши плащи!
- Ужасы, летящие на крыльях ночи!

Мы упали друг дружке в объятья и разрыдались.

Насладитесь и вы тоже )

Спонсор выпуска - сайт rukarnaval.ru В-)
huholya: (outdoor)
я вас задолбаю сегодня

у меня тут фотографии нашлись Ж8)




иллюстрация к рассказу, хе-хе :)

"такая, блин, вечная молодость"...

ежели чего - я в красном колпаке украденном у санта-клауса

две тыщи четвертый! я околеваю!
а как будто вчера было
huholya: (Default)
- ...и титры там: главный консультант вице-адмирал такой-то, просто консультант - капитан первого ранга сякой-то, и прочие официальные лица, как в ту эпоху положено было. А потом мы отвлеклись на некоторое время: дыня там, вино, ну ты понимаешь, и не до кипения страстей. И вдруг что-то там куда-то посыпалось, чуть не потонуло - крик, шум, но кто-то вовремя подскочил и в нужное место нажал, так что всех спасли. И мы тоже в гущу событий вернулись сразу. А ихний командир другого командира, поменьше который, как раз по горячим следам журит этак по-отечески: дескать, что же это вы за подчиненными так худо доглядываете, вот они у вас ручками сучат без толку, и мы тут через это чуть не потопли хором, (вашу мамашу через забор,) и надо же личный состав как-то воспитывать что-ли, я не знаю. А тот меньшой командир надулся мышью грозной, и отвечает, неопределенные артикли по ходу повествования глотая - я, говорит, не воспитатель, а минер.
И тут наш-то как заржет конем, и говорит - да, консультанты у них на фильме что надо были.

***
- Знаешь, все же мать-одиночка - существо ненормальное, и надо бы их делом каким-нибудь занимать беспрерывно, в рамках поднятия ВВП например. А то им на почве избытка гормонов странные идеи начинают в голову приходить и от этого одно баловство и сукины дети получаются.
Приперло мне тут прикупить футболку девушке своей. Приедет, думаю, дитятко - обрадуется, ну и вообще, премию же давали, а чего я все себе да себе? И нашла я футболку эту, и забирать как раз по дороге, опять же пятница, чего бы и не съездить. Поехала, вышла, нашла их после рысканья по переулкам, а там апартаменты такие - ой-ой, как не до революции еще в наём сдавали. И лестницы как на главпочтамте. Я вверх-то на лифте ехала, а вниз уже пешком шла, и все восторгалась: ах, перилки дубовые, ах, решетки ж зачем краской красили, ах, времена и нравы! И тут на третьем что-ли этаже табличка над звонком: "ТО "Роуз Фимоуз" Я раза два сморгнула, чтобы зрение наладить - и точно, совсем другое там было написано. Но ты представляешь, насколько богатая мысль для названия творческого объединения?
А в этой конторе я три с половиной тысячи оставила - мало мне было футболки, так купила еще постельного белья и полотенце. Ну не идиотка ли?

***
- Представь кадр: Большая Лубянка, вывеска "Культурный центр МВД РФ", афиши спектаклей, и рядом - слов нет, какой-то... (возмущенно ищется подходящее определение) какой-то чалдон! Расхристанный, мятый какой-то весь, расстегнутый, ремень не то что пиписку поддерживает, а просто уже на колени сполз - и в руках палка полосатая! И эта хламидомонада ту палку на пальце крутит! Околеть, как культурно!
huholya: (s_p)
Моя тонкая душевная организация чересчур решительно воспринимает окружающий мир, поэтому ночное явление лидера "Ташкент" под командованием доблестного [livejournal.com profile] mu_rena  оставило легкое недоумение лишь вызывающе-синим цветом корпуса - тем самым, который в моей табличке вышивательных ниток зовется чеканным "Navy blue" (я как раз вчера мерила платье такого же оттенка, но выпала из декольте, а жаль)

Сама же я была чудо как хороша, готовясь поблизости в диверсанты (привет тебе, товарищ Боргезе!) и ласточкой скакала с пятнадцатиметровых херсонесских обрывов прямо в акваланге и свинцовых ботинках, быстрая как дельфин. "Ташкент" под моим присмотром находился в безопасности, которую не обеспечил бы и Форт-Нокс, а Ихтиандр мог удавиться на собственных жемчужных бусах при виде моих водоплавающих способностей.

Следующей на очереди в читалке стоит "Корабельная архитектура" инженера Шершова, писаная им для лоботрясов из морского кадетскаго корпуса е.и.в. аккурат сто пять лет назад, и я как-то опасаюсь вдруг оказаться в шкуре, к примеру, тридцать седьмого шпангоута или там какого-нибудь затопленного орудийного погреба, но видели бы вы, КАКИЕ в этой книжке буквы! У меня, с моим-то куриным почерком, никаких сил устоять решительно не имеется.
huholya: (ржака)
Навеяло картинкой в чужой ленте.
Давным-давно, еще на заре разгула демократии, случился с нами домик в деревне, посреди дремучих муромских лесов. Как мы там пахали и сеяли - это отдельная песня, как добирались - тоже не одну басню рассказать можно, и так десять лет без малого. Ну, в принципе - ничего нового, половина горожан тогда головой повредилась.
Потом жизнь как-то заиграла новыми красками, и отец записался в автошколу. И купил себе машину. И конечно же, поехал на ней в деревню. А так как ездить начинающему автовладельцу по оживленной трассе было стремно, он придумал гениальный план: ездить не по прямой, а огородами - сначала по бетонке на юг, а потом через Рязанскую область вокруг Мещеры, заметая следы.
Надо сказать, что план этот, добавлявший лишнюю сотню километров к каждому трансферу, все-таки давал плоды - ибо машин в тех местах и впрямь было заметно меньше, чем на Горьковской трассе, плюс живописные окрестности и возможность искупаться. Ну а то, что вставать приходилось не то, что засветло, а вообще бы лучше чуть позднее полуночи, папку совершенно не смущало в силу его жаворонковой натуры. Остальные недовольные могли отоспаться в машине.
В один из приездов деда, проживавшего там обыкновенно на пару с бабулей с апреля по ноябрь, понадобилось депортировать в город - деятельная его натура настойчиво требовала очередного курощения собеса и сберкассы. Погожим летним воскресеньем мы свалили дары природы, нажитые непосильным трудом, в багажник, водворили деда на почетное переднее сиденье, и тронулись в путь. До Спас-Клепиков домчали быстро, и тут отцу понадобилось что-то нужное и важное в автомагазине. Мы остановились на крошечной площади перед белой-белой колоколенкой и таким же белым, почти игрушечным храмом, звездно-голубые купола которого терялись на фоне июньского неба. Отец заглушил машину, выскочил наружу и скрылся за железными дверями, а нас окутала торжественная патриархальная тишина. Ветерок шебуршился в ветвях могучей березы, еще не облепленные летней пылью листья блестели на солнце, бушевали в палисадниках пионы, чирикали в пыли воробьи и где-то по-соседству хозяйственно клохтали куры.
Скромное очарование юного лета задело даже нашего неромантичного деда - он вдумчиво созерцал церковь, а когда отец плюхнулся рядом с ним на сиденье и повернул ключ в зажигании, молвил прочувственно:
- Недаром Владимир столицей был, да и вся земля владимирская есть колыбель Руси. Гляди, церковь какая - только посмотрел, и уже душа радуется...
- Дед, ты чего? - папка отчаянно маневрировал задом между колдобинами, выезжая обратно на дорогу, - Какая тебе земля владимирская, это ж Спас-Клепики, это ж такая Рязань - рязанее некуда!
Дед несколько секунд переваривал конфуз, потом сложил руки на животе и вздохнул.
- Ну, чего уж... Рязань так Рязань. Косопузые тоже Богу молятся.
huholya: (gorod)
На Херсонесе всегда ветер.

Сколько бы раз мы там ни были - всегда над полуостровом носился ветер. Не стал исключением и этот раз - редкие прошлогодние былины жались к земле; все, что могло улететь в море, улетело уже давно; зеленые прозрачные волны ходили во всех направлениях сразу, а ветер срывал с пенных гребней тончайшую водяную пыль.

Маяк сахарным столбом венчает обгрызанные волнами красные скалы. Близко не подойти - запретка. Мы сидим под берегом, где затишье, и выкладываем на плоском камне из рапановых раковин круглую рыбу с глупой улыбкой. Восхитительное состояние безвременья, остановка посреди беготни и суеты: пустынный берег и грохочущая тишина ветра. Затерянный мир, безлюдные пространства - ужасающая и восхищающая земля Херсонеса.
huholya: (gorod)
Чувство Ж - это очень верное чувство. Оно предупреждает в полный рост, надо только вовремя поймать и правильно истолковать его сигналы. Но вот с расшифровкой, как правило, имеются проблемы.
В этот раз я вбила себе в голову, что в новом паспорте у меня нет отметки о детях, и я могу прокатить за родителя только по свидетельству о рождении, которое за давностью лет распалось на четыре части. Выяснять на границе, действительно ли оно по частям, мне не улыбалось, но дубликат остался дома вместе со штативом и заботливо приготовленным в дорогу эпическим вышиванием, которое я мучаю уже года три.
Пришлось купить на вокзале моток скотча и собрать рождественские пазлы в подобие документа.
Однако в Харькове выяснилось, что мироздание посредством Ж намекало мне совсем о другом.
Иными словами, не возите через границу лекарства. Лучше вообще никакие - во избежание. А раз уж везете - не показывайте таможне в приступе пионерской честности.
Конечно, катящаяся в залив ракета с боеголовкой затмевает какой-то там пожар в санпропускнике, и два чемодана новеньких книжек, явно предназначенных для перепродажи (Что? Дар библиотеке? Вы что, идиоты? Какая еще благотворительность?) просто померкли перед возможностью повязать наркокурьера, но пара сотен миллиардов нервных клеток на дороге не валяются, и кто теперь узнает, как долго я могла бы обходиться без впадения в маразм на старости лет.
Как бы там ни было, мы все же здесь.
Город встретил оркестром из вокзальных динамиков, влажной моросью, висящей в воздухе, и странным безлюдьем. Два дня мы бродили по улицам с ощущением первого января. Серое небо, мокрые деревья, волнами наплывающий аромат цветущего миндаля и тишина. Невозможная для большого города, магическая, обволакивающая тишина - наверное, осенний Лисс мог бы выглядеть так.
А потом выглянуло солнце. Мы сидели в кафешке на Северной, вгрызаясь в бутерброды с ветчиной и пытаясь отогреть в чашках с чаем ледяные носы, которые мы вынесли из Михайловской батареи, как вдруг в окне показался край облаков. Неистовая синева погнала съеживающуюся серую вату в сторону ЮБК и мир стал другим.
Волшебная тишина ушла, море изменило цвет, вокруг появились люди и Город обрел привычное лицо.
huholya: (Default)

Деду без трех лет девяносто. За два последних года он отощал, как велосипед и стал в три раза сварливее и упрямее, чем был до того. Пару недель назад из партизанских побуждений дед довел себя до гипертонического криза, запрещая бабуле рассказывать, что он задыхается ночами и принимая таблетки "от давления" исключительно по показаниям радио. Когда дышать стало невозможно уже и днем, бабуля, испугавшись устрашающих хрипов и булькания, в панике позвонила отцу, и мы вдвоем сорвались к ним уже под вечер.
Деду было худо.Read more... )
huholya: (вышки)
Дивную картину наблюдала сегодня в метро.
Народу - стопицот мильенов, как обычно, когда припоздаешь выйти.
Стоит молодая женщина, читает электрокнижку. Чуть сбоку от нее, спиной, сопротивляется физическим законам мужчина, которому эта дама упирается локтем примерно в район легких. Поезд останавливается в туннеле, и после обязательного "соблюдайте спокойствие" по трансляции наступает гробовая тишина. Минута, другая... Народ молча потеет, повышая градус атмосферы, и вдруг мужчина, углубленный в свои мысли (по причине стабильного положения в пространстве, видимо) делает спиной несколько движений сверху вниз. Напоминаю - дама все еще тесно расклинена рукой между своей книжкой и его позвоночником.
- Мужчина, вы в своем уме? - голос женщины бесстрастен, как памятник Марксу перед Большим театром.
Мужчина моментально пунцовеет ушами, шеей и, кажется, даже затылком.
- Простите... Простите ради Бога! Я машинально, честное слово, забылся... Извините, спина зачесалась, а тут Вы... Простите, я не хотел!
По вагону прокатывается сдержанный смешок.
Женщина оценивающе оглядывает пламенеющие уши и вдруг энергично скребет локтем по спине их обладателя.
- Так достаточно?
Бедняга краснеет еще пуще, хотя это невозможно представить
- Сы... Сыпасибо, вполне...
Дама удовлетворенно кивает и снова погружается в книгу.
"Будьте осторожны, поезд отправляется" - через минуту дядечка пулей вылетает на станции и скрывается в толпе.
Утро удалось, да.
huholya: (philosophy)
Как известно, нет плохих и хороших событий - есть только наше к ним отношение, которое и определяет значимость случившегося или происходящего.
Нам это втолковывали еще в рамках среднего образования, но как и многое другое в рамках того же образования, мысль эта в одно ухо влетела, а из другого вылетела, успев, правда, царапнуть где-то внутри - надо думать, для проведения баллистической экспертизы, когда настанет время (конец лирического отступления).
Утреннее метро, особенно в понедельник, особенно после длинных выходных - чрезвычайно унылое зрелище. Население Нерезиновска выглядит так, словно стоит всем вагоном в очереди в собес. Причем если женщины в большинстве своем вполне себе огого хотя бы в плане внешнего вида, то метро-сексуалымужчины в основном наглядно иллюстрируют народную мудрость "с лица воду не пить" (справедливости ради признаЮсь, что сама-то регулярно нагоняю на окружающих тоску внешним видом, чо уж)
Соответственно, личность противуположного пола, не вызывающая желания повеситься рядом на одной веревке, поневоле притягивает взор. Вот и сегодня - мужчина в самом расцвете сил, в хорошем пальто и с портфелем, из-под кашне выглядывает галстук, чисто выбрит, стоит в уголочке и читает какой-то умный журнал. А я как раз в очках, народу в вагоне еще мало, поэтому таращиться можно безнаказанно и куда хошь. Ну да, мы тоже разглядываем на окружающих, а как вы думали?
И вот пялюсь я на его (с приемлемой в общественном месте благожелательностью), и думаю про себя умные слова: "фенотип" там, или еще вот "изменение популяции", или там, например, "половое распределение" - и в целом, конечно, более озабочена сначала проблемами Родины и её же (Родины) демографической ситуацией. И все это продолжается остановок пять, а процесс мышления тем временем уходит ну не то чтобы в сильно далекие области, но от общего сползает к очень частному,  да и предмет первоначального исследования как-то уже отодвинулся в почти невидимые дали, ибо есть более волнующие душу объекты обожания (чего уж там скрывать, ха-ха-ха), и в целом я пребываю в состоянии романтическом и возвышенном.
А потом настает время пересадки, и этот гражданин вдруг оказывается впереди меня, и я тяну шею, чтобы спросить с глупым хихиканьем, не выходит ли он на следующей, и тут вдруг у меня открывается третий глаз, и я его (гражданина, не глаз) узнаю.
Это ж тот говнюк из параллельного "В", который, когда мы в восьмом классе перед окончанием года бегали кросс по лесу, досдавая развесистые хвосты по физре, плюнул мне на штаны при обгоне, тварюга белобрысая.
Еле удержалась, чтобы не пнуть его при выходе в икру. Чтоб ты своими брюками в эскалаторе застрял, ссссцука ]:->
huholya: (Default)
Что-то у меня твиттер какой-то, простигосподи, получается - по три строчки каждый пост.
Лучше я вам расскажу, как меня папка на Парусный берег по малолетству таскал. Он там болтался каждую осень вообще-то, но я вам расскажу про мою самую первую поездку. А заодно и про то, откуда появилось название ЖЖурнальчега.

Все это безобразие случилось в те годы, когда "Мева" отца уже покинула, а "Тайменишна" еще не появилась, но шилом известно где награждаются с рождения, а папке в ту пору было едва за тридцать, поэтому мы и оказывались в разных затейливых местах.
Итак, мне восемь лет, на дворе осень, и ко всему прочему еще и ночь. дальше )



М.Лимонад, "Парусный берег"
huholya: (s_p)
Вышел указ, из телевизора и на заборах - в связи с падением обороноспособности пенсию не служившим не давать, всем идти служить, кто еще не.
Я сразу говорю: "Меня в кавалерию", а мне отвечают: "Нельзя, у вас ноги кривые и плоскостопие. " От сцуки, а? Я тогда спрашиваю: "А на флот?" На флот с кривыми ногами можно, оказывается. "У нас нехватка водолазов, будете водолазом". Я охудивилась и говорю: "Какой же из меня водолаз? Я ж потопну, не успев булькнуть." Ничего не знаем, вот у нас документ, что вы 17.01.2009 проходили инструктаж и погружались. И подпись моя. А это у птенца день рождения был и мы с ней в дайв-клуб таскались, который кабак по совместительству, и посетители могут булочку в бассейн покрошить, пока ты там на дне в искусственных скалах аквалангом застрял.
Выдают мне форму: белую фуражку с листьями, тельняшку до колен, и ремень с якорем. И сухой паек: четыре кило гречки и шесть банок йошкар-олинской тушенки в двух пакетах-майках. И тут же я вдруг стою на углу Генерала Петрова и площади Лазарева, бывшей Революции, и жду, когда меня заберут пенсию зарабатывать. Стою это я, в обеих руках по пакету, на башке фуражка 62 размера крутится, как на колу, а вокруг лето и переменная облачность. Ндааа...
Ссыпала я свои хотули под стену, чтобы руки освободить, и думаю... не, ничего не думаю. Лето же, давно не было. Только бдительность потеряла - подкатывается ко мне какая-то квадратно-гнездовая личность с портфелем и майорскими погонами, и спрашивает:
- Это чьи вещи валяются нах?
Я говорю:
- Мои, а чё?
Он весь пятнами пошел, и давай орать, приседая, что этот угол есть новое здание СВР и у него охранная зона четыре метра, чтоб ни один тероризд не подкрался и не натеррорил, а кто ближе чем четыре метра, с тем разбираться будут, да и то недолго.
Но тут по счастью спускается с горы парадный строй, и впереди себя несет бархатный с золотом штандарт "Первый Белорусский фронт" "Школа оздоровительного плавания имени тов. Боргезе". А перед штандартом марширует Женщина-Пожар, Ольга со старой моей работы. Она там у нас видеонаблюдением командовала, а вообще она десять лет как мичман, и ей палец не то что в рот не клади, а не думай даже просто протягивать - вмиг можно инвалидом остаться с половиной черепа.
Я обрадовалась, и ору: "Оля! Оля!" А она на меня смотрит и тоже орет на ходу: "Это ж какая [падшая женщина] тебе эту фуражку выдала? Нарожают дураков, а нам служить!" Я гляжу - а фуражечка-то моя в кружевном чехле вологодской работы... Тут Ольга снова орет: становись, дескать, сзади, позорище - мы идем в Старый Оскол, будем там себе тренировочную базу строить.
Ну, пошли конечно. Идем-идем, и тут снег выпал. Чувствую - околеваю. Ну все, думаю, вот тебе и пенсия. И еще думаю - нельзя спать, все кто заснул, так и позамерзли. И этаким волевым усилием себе глаза открываю, открываю... Бабах - открыла. Лежу в кровати, из окна сифонит, руки-ноги не гнутся - еле-еле доковыляла до ванной, горячую воду включила, минут через десять только в сознание вернулась. Надо, наверное, железных витаминов попить штоле - неровен час, так и замерзнешь во сне от остановки кровообращения. Нах
huholya: (вышки)
душераздирающая история повторяется из года в год в гостиничке, где мы обитаем, приезжая на море - к хозяйской кошке приходит соседский кот и поет ей романтичные песни
натурально романтичные - сплошные "мур-мур" и "мррррям-ряум"
трагедь этого действа в том, что дама сердца глуха как пень Ж8)
поэтому на серенады обычно появляется ее брат (или папа, или даже сын - я не в курсе их семейных связей), и принимается объяснять пришельцу, что он тут вовсе не желанный гость
всю ночь они обзывают друг дружку кошачим матом, а потом мэдам выходит под лучи рассвета и начинает принародно мыться
от этого мерзкие жЫвотные теряют ум и устраивают битвы
мэдам, естественно, достается победителю Ж8)
huholya: (ржака)
Только что бегала в магазин за хлебом, и по случаю недружелюбной погоды обратно поехала в трамвае, а он от Бауманки пришел набитый под крышу матросиками и какими-то юридическими курсантами вперемешку. Пес его знает, что такое - наверное, с парада, потому что все из себя нарядные, ну и вообще. За турникет-то я пропихнулась, а дальше - стеной. Хорошо впереди меня такая энергичная бабуся стояла, мелкая но шустрая. Вот она с шутками-прибаутками там протиснулась, тут пропихнулась, и я за ней до дверей.
Подъезжает трамвай к остановке, бабуся этак вежливо с верхней ступеньки в белую бескозырку спрашивает: "Будете сейчас выходить?" А я-то сбоку вижу, что под бескозыркой наушники торчат, и юнош тот бабушку, видимо, совершенно не осязает. Тогда она вдруг наклоняется и ему командным басом говорит прямо в ухо: "Товарищ гвардии краснофлотец!" Он бедный, аж подпрыгнул Ж8) А бабуля его обратно нормальным голосом спрашивает: "Выйти-то я могу, наконец?" Ну, вышла, конечно. И я за ней. Боевая бабуля, да Ж8)
huholya: (Default)
Настоящая весна в городе начинается, когда в него приходят гусары запахи. После зимы, которая пахнет замороженым бельем на балконе, и никакого межсезонья, которое в лучшем случае пахнет отменой перевода на летнее время, вдруг однажды утром садится туман и в этом тумане разливается запах оттаявшей земли. Это значит, что новый год начался. Еще не раз выпадет снег, еще будут холода и заморозки до самого июня, но это все пустые угрозы и бессильная злоба - весна уже пришла. Следом приходит запах кузбасс-лака - муравьиное воинство потомков Хаяма неутомимо движется вперед, оставляя за собой дворы пятиэтажек, отчаянно смердящие победой индустриализации, и черные разводы на асфальте - словно протащили тушу нефтяной Несси.
Кузбасс-лак оттеняется ароматом покрашеных урн и лавочек: бумажки с коявыми буквами "Окрашено" - первые листья спальных районов. После первого хорошего дождя асфальт (и свежекрашеные лавочки) покрывается тополиной чешуей и сережками, между которых ползают сошедшие с ума червяки - не то в поисках любви, не то в шоке от счастья размороженного бытия. Терпкие тополиные почки клеймят светлые плащи обрадовавшихся теплу горожан и липнут к подошвам обуви.
Чуть позже тополей, разогретым полуднем можно унюхать, как растет шиповник - он пахнет даже без цветов. Цветы в городе появятся позднее: если повезет с погодой - то к Первомаю и Дню Победы, если нет - ну что ж, все равно расцветут когда-нибудь. Черемуха, вишня, яблони - май недаром праздничный месяц. Запахов с каждым днем будет больше и больше: первый дымок шашлычных костров на выходные; первая пыль, прибитая дождем; первые нарциссы у метро, первая состриженная трава на газонах, первая настоящая редиска и укроп на рынках, первая гроза и наэлектризованный теплый воздух после нее... Весна, весна...
Последними зацветут липы, но это будет уже потом, летом - когда замолчат соловьи и распустятся травы. Но это всё потом, летом... А пока всё ещё впереди. Всё впереди.
huholya: (s_p)
Мерзкое, мерзкое темное утро. Ненавижу темноту. Телефон щелкает соловьем - ему хорошо, в его электронных мозгах вечный июнь. Не раскрывая глаз, шарю по кровати в поисках голосистого изверга, и жму ему на что попало. Соловей замолкает.
Пятница, октябрь, 6.30 и чернота за окнами. Вообще-то я хотела с утра помыть голову и сделать укладку, чтобы хоть раз за неделю появиться на работе в пристойном виде, но снаружи одеяла царит великое оледенение, как я чую. Нет уж, не стану я ничего мыть. "Сити и не такое сожрет", а я не желаю получить менингит, и скончаться в самом расцвете репродуктивного возраста из-за каких-то дурацких условностей. Залижу все лапой гелем - и будя, все равно завтра суббота.
С этими приятными мыслями я заворачиваю голову обратно в одеяло и медленно погружаюсь в нирвану получасового забытья - ах, какой подарок судьбы! В сладостном тепле носятся обрывки видений, легкость наполняет мою душу, сознание исчезает... и тут во все это благорастворение тупым сверлом вонзается низкий прерывистый гул. Ыыыыы... Ччччерт...
Птенцов телефон готовится к сольному выступлению. Судя по звуку и отсветам на потолке, адский агрегат завалился между матрасом и бортиком, об который теперь и резонирует (Накануне мы вышли победителями из схватки с торрентом, вытянув-таки из него приключения настоящего морского волка с татуировкой на причинном месте, и теперь саунд-простигосподи-трек занимает у дитятки почетное место на вершине той свалки, которую она зовет своим хит-парадом)
Отвратительно-бравый проигрыш подпрыгивает на мозге. В такт ему с грохотом пляшет на подоконнике ночной дождь. Один лишь птенец безмолвен и недвижим, как вулкан Кракатау. Подбадривая себя цветомузыкой, телефон разворачивает из-за матраса картины полнокровного бытия.
"You can sail the seven seas!" - обнадеживает будильник. Птенцу фиолетовы моря - она и так видит их во сне.
- Настасья! - вступаю я вторым голосом. - НАСТАСЬЯ!
Распаляясь, телефон становится все настойчивей.
"Come on, protect the motherland!" - переходит он от обещаний к лозунгам. Никакой реакции. Я сползаю по матрасу к изножью кровати, и пинаю ногой деткину обитель.
- Настасья! Да что за черт возьми!
Из двух подушек, обмотанных для верности одеялом, вылупляется очумелое дитя. "Come on people, and make a stand!" - будильник впадает в экстаз при виде хозяйки.
- Слушай, это прекратится когда-нибудь или нет? На кой ляд тебе будильник, если ты его ни черта не слышишь? Для меня, что-ли?
Дитя нашаривает страдальца, бьет его об стену выключает его, и со стоном падает обратно в подушки. Я тоже ползком возвращаюсь в исходное положение. Тридцатисекундная тишина... И под гортанные крики сынов Азии во двор въезжает мусоровоз, гремя железом и кашляя двигателем. Доброе утро, страна!
После этого остается только встать.
huholya: (Default)
Была у бабули соседка, чуток ее помоложе. Дама одинокая, дети взрослые, однокомнатная квартира и кобелек Чапка - этакая косматая черно-белая японская гусеница с плоской моськой и человечьими глазами. Нина Ивановна славилась своей рассеянностью и любила поболтать. Поставит, к примеру, кашу вариться, придет к бабуле, и давай кости перемывать всем соседям. Потом наговорится, выйдет в коридор (общий такой, на четыре квартиры), носом потянет - гарью пахнет. "Фу - скажет, - опять кто-то не уследил. Ну что за народ - весь дом провоняют." А сама с ключами возится. Открывает дверь - оттуда дым клубами. Ах, батюшки, то ж каша! Вот несчастье! И туда, в кухню, аки бравый брандмайор. Потом, конечно, кастрюлю выкинет, плиту отмоет, окна отворит - и опять к бабуле. "Ну надо же, как это я про плиту забыла".
Однажды они за грибами поехали. Дальше - больше )б
huholya: (gorod)
Я вот, кстати, не живописала, как под моим чутким руководством мы должны были пройти походами по местам боевой славы? Вроде бы нет. Ну тогда усаживайтесь поудобнее, дорогие, драгоценные мои читатели (тм), и приготовьте носовые платки.
Когда меня торкнуло на второй обороне, и я принялась читать все мемуары, до которых дотянулась, то мне немедленно возжелалось поглядеть на все своими глазами. Из всех женщин нашей семьи, похоже, только я одна одарена чувством направления (а, может, оно просто шло комплектом к шилу в заднице), чем и горжусь необычайно. Поэтому отправиться куда-нибудь, где с трудом можно заблудиться, да еще прихватить с собой доверчивых приятелей - это очень даже запросто.
Найденный на помойке учебник по военной топографии придал ненужной самоуверенности, а гугль-картинки оказались достаточно завлекательными, чтобы вдохновиться на пешую прогулку километров этак на пять-семь. По моему гениальному замыслу мы должны были с западного берега балаклавской бухты подняться к батарее Драпушко, насладиться прекрасными видами, потом краем карьера добраться до Караньского плато, прогуляться к 21-й батарее, и дальше попробовать отыскать место КП первого сектора обороны - ветряк ЦАГИ, точнее его остатки. Потом подняться к памятнику на Горной высоте, а дальше уже выйти к людям и к попутному транспорту (кто знает, тот оценит) Еще от жадности я задумала показать ничего не подозревающей Наденьке два форта на восточном берегу, и заценить "Бочку смерти".
На все это благоразумно отводилось два дня из шести, и на мой взгляд не должно было омрачиться никакими неожиданностями, поэтому я не дрогнувшей рукой и красным фломастером проложила путь на распечатках со спутника-шпиона из гугля, и на том сочла подготовку завершенной.
В нужный день (антициклон, яркое солнце, прозрачный воздух и исключительно холодный ветер) нас принесло в Балаклаву и... И три часа спустя мы все еще торчали на набережной. Ничего нового, ага - с Балаклавой всегда так. Ближе к полудню Наденьку удалось-таки оторвать от лодок и кошек, но только для того, чтобы заблудиться на подъеме. Узкая улица, идущая вверх, закончилась небольшой площадью, по которой гуляли куры. Возвращаться? Глупости какие... Нас спас дядечка, потрошивший автомобиль в маленьком дворике под склоном. После расспросов о том, какого лешака мы тут ищем, и почему так далеко от мест, "где культура", он ткнул гаечным ключом в узкий проход между заборами, и восхождение продолжилось. Нас хватило минут на десять, а потом откуда-то повылезли цветущие ирисы, затем мускари, следом принялись бешено цвести розовым крошечные сливовые даже не деревья, а совсем еще юные тоненькие палочки. Мы пропОлзали по склону еще минут сорок, конечно же снова потеряли тропу, и пришлось лезть напрямую вверх практически на четвереньках, ориентируясь на кладку отбойника крепостной дороги. На фортах проторчали до заката, спускаясь к городу уже в темноте, но рассказать я хотела не об этом. Когда вдоволь налазившись по рвам старых укреплений мы все же оказались у "Бочки", выйдя к ней со стороны восточного склона Аскети, и я решила показать доблестному коллективу, куда будет лежать наш путь в следующий раз, то так и осталась стоять с открытым ртом. Караньское плато, на которое по моим представлениям мы должны были спуститься с карьерных отвалов, красиво спадало в закатное море трехсотметровыми обрывами.
Коварство гугля здорово меня подкосило. Уже дома, разглядывая гнусно ухмыляющиеся горизонтали и отметки высот незаконной полукилометровки, я никак не могла понять, почему же не видела их раньше, и почему не связала в единое целое неоднократно фотографированный пейзаж и хотя бы те же плоды работы вуайеристически настроенных спутников.
Так или иначе, но теперь я знаю правду, и надеюсь проверить открывшееся знание на собственной заднице шкуре.
Когда там, говорите, начинают цвести асфоделины?

January 2013

S M T W T F S
   12 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 25 Jul 2017 20:37
Powered by Dreamwidth Studios